Название статьи

Год незаметных вещей. Ноябрь.

Ноябрь. Мокрый, колючий, пробирающий до костей, ежиться и не вылезать из под одеяла, полный страхов с едва теплящейся надеждой, с шоколадом в руках и мыслями в голове: «Будь, что будет». Пусть так! Вылезти из трясины обыденности и устремиться в неведомое. Я уже и так тут задержалась. Пора зажмуриться и прыгнуть. Бьется сердце, зашкаливает адреналин, и я стою перед прыжком.

Мы с мужем давно ушли из офисной жизни и работали с постоянными клиентами, а в этом году решили запустить свои проекты. Он — Rutreat, я — Feellini.  Попрощались с самыми ресурсоотнимающими клиентами, оставили самых проверенных. Появилось много идей, жизнь наполнилась долгими обсуждениями и бесконечными «А, давай». Но во всем этом стали жутко финансово нестабильны. Это пугает. Я иногда в отчаянии начинаю листать каналы с вакансиями и не могу отогнать все эти «А, что если». Медитирую. Пытаюсь с приложением Headspace ввести медитации в ежедневную практику. Пока не всегда получается, но я стараюсь.

Запах айвы. Привезла из Армении. Сумку айвы. Московская так не пахнет. Кладу на рабочий стол, надрезаю и вся комната наполняется свежестью и нежностью.

Айва из Армении

Дочитала Керуака «В Дороге». Бралась за нее несколько раз, но что-то не шло. И с ней я будто сама весь ноябрь была в дороге, хоть почти и не покидала свой дом. Остро ощущаю нехватку одиночества и потерянности. Иногда отчаянно хочется заблудиться, забыться, чтобы ничего не связывало, чтобы без планов, целей и суеты, чтобы плыть по течению. Но кому я вру? Разве я так смогу?

Завариваю армянский чай, и земной вкус мяты и чабреца отгоняют небылицы и печали.

Чай в красивой чашке

С младшим сыном открыла новый музей — имени Глинки. Как-то никогда до этого там не бывала. Детям рассказывали про инструменты и давали на многих попробовать поиграть. Радости полные штаны. И пока еще в три года, они всему так искренне удивляются, а ты для них словно сошел с небес. Смотришь на них и радуешься. Вот ведь для чего все это.

А со старшим ходили на спектакль «Школа сна». Я еще ни разу в жизни не видела, чтобы он так хохотал. В какой-то момент я испугалась, что нас сейчас выгонят, но не выгнали. Мне очень близки такие интерактивные форматы, сначала напрягает, вроде готовился посидеть, а тут то побегать, то попрыгать, то на вопросы ответить, лежать, сидеть, и участвовать в каком-то массовом помешательстве 😂 Но дети визжали от восторга, а что еще родителям надо?

В Пушкинском музее была на выставке «Парижские вечера» баронессы Эттинген. Несмотря на фамилию, скрывается за ней польская аристократка Елена Миончинская. Вместе с Сергеем Ястребцовым (Сержем Фера) они стали покровителями авангардистов. В ее салон были вхожи Пабло Пикассо, Жорж Брак, Анри Матисс, Андре Дерен, Сюрваж, кубисты «Золотого сечения», итальянские футуристы, мастера Парижской школы, поэты Жан Кокто и Гийом Аполлинер.

Чтобы понять вес баронессы того времени, скажу только, что ее портрет писал сам Модильяни. А Аполлинеру подарила пост редактора в журнале «Парижские вечера», и именно этот журнал сплотил вокруг баронессы еще и литераторов-экспериментаторов: Макса Жакоба, Андре Сальмона, Жана Кокто, Блеза Сандрара и других. А во время экскурсии в зале звучит аудиозапись стихов в исполнении Аполлинера. Я была на экскурсии с Алексеем Петуховым, куратором выставки. Он, конечно, так рассказывал, что я будто оказалась на Монпарнасе 20-х годов. Очень рекомендую. Она еще будет идти до 13 января.

Фильм месяца, хотя, пожалуй, даже всего 18 года — «Магазинные воришки». До сих пор не отпускает, прокручиваю сцены из фильма, задаю вопросы, ищу ответы. Япония открылась той стороной, которой совсем не ожидала. Я, конечно, была всего в двух городах: Токио и Киото, но ничего, даже отдаленно напоминающего, не заметила. Разрыв шаблона. В ноябре я придумала звать с собой в кино тех, кто захотел получать мои письма. И на этот фильм со мной сходила моя подруга-блогер Таня Иванова. Она у себя в блоге тоже написала об этом фильме:

«Это для меня было открытием: и что может быть такая Япония, и что можно без чернухи показывать о бедноте и социальном дне, и что сложные темы семьи, родства, человечности и гуманизма могут быть зашиты в тонкую канву сюжета.

А я смотрела фильм и никак не могла понять, за что же он получил «Золотую пальмовую ветвь» Каннского фестиваля. Слишком человечный, простой, без всяких там наворотов. Режиссер Хирокадзу Корээда вообще любит исследовать тему семьи, и почти все фильмы снимает об этом. Но здесь ему каким-то непостижимым образом удалось затронуть еще и острые социальные темы при этом без пафоса и без оценок. Неоднозначное, но очень откликается.

Кадр из фильма «Магазинные воришки»
Кадр из фильма «Магазинные воришки»

Этот текст писала под CLANN и частенько слушала в ноябре. Кажется, в этот раз мне, действительно, удалось замедлиться.

Clann
Пока-пока, ноябрь.
Наш сайт использует cookies. Подробнее о cookie вы можете узнать в нашей Политике использования cookie Я понимаю